«Львов дал мне незабываемый опыт» — муфтий Мурат Сулейманов

19.11.2022

11

На днях муфтий ДУМУ «Умма» Мурат Сулейманов дал интервью сайту «Духовна велич Львова».

Среди прочего речь шла о том, кто станет новым имамом во Львове, сколько мусульман в городе, и как изменились представления львовян о мусульманах за время существования Исламского центра им. Мухаммада Асада. Не обошли стороной и тему «исламского терроризма».

В начале беседы шейх Мурат рассказал, с какой целью был открыт исламский культурный центр:

«Самое первое — центр для мусульман, которые могли бы сюда приходить на молитву, получать ответы на свои вопросы, помощь в решении их нужд. <...> Вторая цель — разрушить стереотипы об исламе, которые есть вокруг. Ислам — это не оружие и большая борода».

Отвечая на вопрос, кто такие львовские мусульмане, муфтий говорит:

«Львовские мусульмане — это казанские татары, это азербайджанцы, это также крымские татары, многие из них переехали сюда в 2014 году. И также это студенты, приехавшие из мусульманских стран: Турции, Египта, Иордании, Сирии, Эмиратов. Однако сейчас из студентов почти никого не осталось. Из-за войны около 95 % студентов уехали. Остались разве что те, кому нужно немного доучиться. Вот эти мусульмане приходят к нам каждую пятницу».

Муфтий отметил, что в настоящее время во Львове живет до трех тысяч мусульман, а вместе с иностранными студентами было около пяти тысяч.

В стенах ИКЦ действует воскресная школа, в которой учат арабский язык, изучают Коран и исламскую культуру. Уроки по религии Мурат Сулейманов проводит лично. Он уверяет:

«В первую очередь у имама должно быть хорошее религиозное образование. Но он должен быть не только специалистом в шариатских науках. Ему следует понимать особенности места и людей. Даже Киев и Львов отличаются: есть свои „внутренние законы“, свой менталитет. Мы все — украинцы, но разница чувствуется».

По словам шейха Мурата, своим преемником на должности имама ИКЦ Львова он хотел бы видеть украинца, который будет хорошо говорить на украинском языке и сможет наилучшим образом рассказывать об исламе.

«Мне будет непросто переезжать в Киев. Во Львове у меня много друзей из числа украинцев, христиан. <...> Также у нас было очень много сотрудничества со священниками, с УКУ, со студентами. Я видел открытость, желание узнать об исламе, образе жизни мусульман. Львов дал мне незабываемый опыт — сами люди, их искренность, помощь», — говорит муфтий.

В ходе разговора поднялась тема джихада. Мурат Сулейманов заметил, что ее часто воспринимают сквозь призму стереотипов:

«Тема джихада — это как мыльный пузырь: о нем много говорят, но его не понимают. В исламе самый главный джихад касается взаимоотношений человека со Всевышним. Человек преисполнен „эго“ и даже может отойти от Бога, потому что любит, например, выпивать или прелюбодействовать, или воровать. И когда человек над собой работает, то понимает, что это — грех, что этого нельзя делать. Это и есть самый важный джихад в исламе. В Коране нет такого термина как „священная война“. Джихад означает проявлять усилия в чем-либо. Например, сейчас, когда я защищаю свою семью, свой дом или свою страну — это тоже джихад».

Заявление Верховного муфтия России Талгата Таджуддина о том, что россияне, дескать, «освобождают» украинский народ «от ЛГБТ и прочей сатанинской нечисти», шейх Мурат назвал игрой слов:

«Он говорит подобное, чтобы получить для войны большую поддержку мусульман. На самом деле в России больше нечисти. Это грязная игра: ему сказали — он это сделал. Но он будет отвечать за свои слова. Он поддерживает войну, поддерживает преступления, оправдывает злые действия своего тирана. Ссылаясь на слова имама Малика, [скажу, что] подлецом является тот, кто использует религию для обретения жизненных благ. Потом[имама] спросили, а кто еще хуже его? Имам ответил: тот, кто использует религию, чтобы оправдывать тирана, его преступления».