Гибнущее сокровище татарской истории

2011-09-20 14:35:00
Гибнущее сокровище татарской истории

Переступить порог предубеждения

Интересный момент: средневековые европейцы начинали строительство своих городов с донжона, основной башни крепости – это «коктейль» парадной залы, арсенала и тюрьмы. В то время как в начале средневекового татарского города лежит медресе (школа), мечеть (церковь) и адалет-сарай (дом правосудия). А заодно – и общественная подземная канализация, тогда как в средневековых европейских городах нечистоты все больше текли по открытым канавам вдоль улиц.

Не верится? Что же, мы часто не видим того, что лежит перед глазами. Например – в Бахчисарае, многосотлетней столице Крымского ханства. На окраине бахчисарайского «старого города» находится место, которое когда-то, еще в эпоху Золотой Орды, называлось Кырк-Ёр. Какой-то десяток лет назад это было весьма унылое место – два корпуса местного дурдома, обшарпанное, хотя и величественное, средневековое здание, и куча камней, торчащих из высохшей земли.

Потом сюда пришли турецкие (к сожалению – не украинские) деньги и энергия Алие Ибрагимовой, заведующей отделом археологии музея-заповедника «Ханский Дворец». Сейчас в Кырк-Ёре полностью восстановлено здание медресе, основанного в 1501 году четвертым крымским ханом Менгли I Гераем.  Именно тогда дикий Кырк-Ер стал солидной и респектабельной ханской резиденцией Ашлама-Сараем, предком современного Бахчисарая. А здание вошло в историю государства крымских татар под названием Зынджирлы-медресе Медресе Цепи») – одного из старейших университетов на территории нынешней Украины, поскольку «медресе» – это  и есть «высшая школа» у мусульман.

Постройка прекрасна! Белый пиленый известняк, десять куполов и четырнадцать дымоходов, выполненных по образу небольших минаретов. Вхожу и попадаю во внутренний дворик с гладким полом из тесаных каменных плит и обязательным для «варваров-татар» фонтаном. По периметру – учебные классы с каминами. Да-да, камин в каждой комнате: не зря так много дымоходов. Но это не те замковые европейские монстры, в которых горели цельные стволы деревьев и сжигались целые леса. Татарский камин – это небольшая дымоходная ниша в стене, в которую ставился мангал с жаром. Эффективно и экономно.

И, диссонансом всей этой легкости и воздушности – тяжелая железная цепь, нависающая в главном дверном проеме медресе (отсюда и Зынджирлы, «цепь» по-татарски). Попасть внутрь можно только согнувшись. Все правильно: любой человек, будь он хан или нищий, должен склоняться перед величием знания и под тяжестью знания.

«Разум делает человека существом благородным, а путь к совершенствованию разума лежит через науку. Кто не уважает науку, будь он хан или падишах, тот не сможет создать ничего основательного, ничего рассчитанного на будущее, и рано или поздно постигнет его бесчестье». Так сказал, при открытии, создатель Зынджеилы, крымский хан Менгли I Герай и, низко склонившись, перешагнул порог медресе.

А сам основатель медресе лежит рядом со своим детищем. То самое «обшарпанное здание» - это знаменитое Салачикское дюрбе (мавзолей). Менгли возвел ее над могилой своего отца, основателя крымского ханства Хаджи Герая. И сам Менгли лег в это дюрбе, в 1515 году. Как и его сын, несчастный Сахиб I Герай, убитый вместе с семьей во время междоусобицы 1551 года.

О дюрбе Хаджи Герая мы теперь знаем все.

Алие Ибрагимова исследовала его в 2003-2007 годах. Почти полгода она не вылезала из подземелья усыпальницы, исследуя погребения четырех крымских ханов и четырнадцати членов их семей. И готовя их к перезахоронению: новые гробы, новые погребальные покровы. 19 мая 2009 года, в день открытия Всемирного конгресса крымских татар, останки фундаторов Крымского ханства были захоронены с соблюдением всех мусульманских обрядов, и сама усыпальница  была запечатана. Но это была уже другая усыпальница! Воссозданная в первоначальном виде, отреставрированная, укрепленная, вычищенная. Чудный архитектурный декор и неимоверно красивый вход-портал: затейливая арабская вязь на лазурном фоне. Пятый аят 48-й суры Корана, которая называется «Победа». Название символичное: победы сопровождали Менгли Герая всю его жизнь.

А Алие осталась «наедине с неприятностями» - болью в легких и неприязнью многих окружающих. Боль в легких я еще могу понять: полгода «без вылазу», в подземелье, в гробнице, Бог знает с какой микрофлорой. Что же, за научный фанатизм надо платить. Но вот, что до неприязни…

Казалось бы – совершен научный подвиг, исследована целая эпоха в истории татарского народа. Герои, которой «ставили на уши» громадный регион – от  Персии до Австрии. Возвращен к жизни великолепный памятник.

А в награду – неприятие, угрозы и, как бы это помягче, «попытки применения физического воздействия». Как же: женщина, мусульманка – и вдруг копается в мужских ханских погребениях. В общем, для многих – святотатство.  

И это в начале третьего тысячелетия!  Господи, где ты, мудрость и толерантность ранних Гераев?

Но Алие-бегим не унывает и выцеливает раскосым татарским глазом новый объект. Рядом с дюрбе Хаджи Герая находились остатки мечети. Точнее – неясные куски каменных кладок, за века «утонувшие в земле». А не так давно достроенные какими-то бетонными блоками страшного асфальтового цвета. В общем, сейчас это склад 20 века.  Но все-таки это – мечеть века шестнадцатого. Что бы показать это, надо было и всего-то ничего: «пробить» все разрешения, найти деньги, убрать современные стены, раскопать старинные кладки до их фундамента и восстановить здание. Пробила, нашла и в конце лета этого года начала разбирать новострой.

На восстановление мечети Ибрагимова отводит себе пять лет. И тогда город Бахчисарай и страна Украина получит целостный, идентичный архитектурный культурно-образовательный комплекс 16 века – Зынджирлы-медресе, мечеть, ханский мавзолей. И не только это…

Ведь пока глаза ищут цель, руки уже сделали дело. Около медресе раскопаны остатки хамама, иначе – бани. С мужским и женским отделениями. С отапливаемыми полом и стенами. С туалетами и подземной проточной канализацией, со столами для массажа и мраморными купелями… Словом, во времена, когда ученики Зынджирлы-медресе ходили в туалет с проточным смывом, французские короли все более мочились в камины.

Высокое искусство потери

Вы знаете, что занимало больше всего места в структуре казны средневекового государства? Золото? Камни? Драгоценное оружие? Нет! Ткани и одежда!

В московской «Описи государевой казны» за 1640 год под статьи о тканях, одеждах и готовых тканых изделиях отведены 265 листов из 577. Немудрено, ведь элита нации всегда стремилась нацепить на себя что-нибудь побогаче да подороже. Но, да Бог с ними, с нравами элиты – этих не переделаешь. Обидно, если не позорно, другое: все работы по исследованию и реконструкции Зынджирлы, этого блестящего историко-культурного памятника, обеспечило не государство Украина, а турецкое управление по развитию и сотрудничеству «TIKA».

В результате Украине досталось сокровище. И вдвойне обидно и позорно, что это сокровище сейчас благополучно гибнет. И вот почему.

Когда Ибрагимова исследовала погребения дюрбе Хаджи Герая, то никаких вещей она не нашла. Все в соответствии с религиозными канонами: татары, как мусульмане, хоронили своих покойников голыми в саванах. Зато сами гробы были обернуты, наверно, самыми дорогими тканями, которые нашлись в ханской сокровищнице. А находилось там более чем достаточно. Ведь Крымское ханство – это одна из промежуточных точек «Великого Шелкового Пути», самого мощного торгового тракта древности и средневековья.  К тому же – где только не воевали и не грабили отряды крымских ханов: от Венгрии до Персии, от Москвы до Каира. Торговля, дань и военная добыча наполняли казну прекрасными тканями, а лучшее из добытого отправлялось с ханом по дороге в вечность.

Именно поэтому одним из главных итогов исследования дюрбе Хаджи Герая стала богатейшая коллекция тканей XV-XVI века: от китайских шелков до итальянских бархатов-аксамитов. Три десятка больших, длинной метр и более, кусков и тысячи маленьких лоскутков. Ими набивали погребальные подушки. Ткани удивительно хорошо сохранились в замкнутом  пространстве и атмосфере усыпальницы.

«Хорошо», конечно, с точки зрения археолога. Но, в любом случае, надо не так уж и много, что бы превратить эти находки в блестящую экспозицию, которая своим качеством может «взорвать» музейное пространство и Европы, и Азии. Подобную выставку уже сейчас готовы были бы принять в Киеве, Турции, России, Польше, Йемене. А ведь это выставка, которой пока еще нет и о которой пока еще никто не знает.

И, возможно, никогда не будет и никто не узнает. Поскольку древние ткани, привыкшие ко тьме и покою веков, просто рассыпаются под воздействием агрессивной внешней среды.

Алие сделала все что смогла: провела дезинфекцию, дегазацию и первичную консервацию предметов. И бросилась искать деньги для их полной реставрации. Но на дворе стоял конец 2008 года – кризис! И подавляющее большинство адресатов, в том числе и государство, просто проигнорировало просьбы о помощи. 

Теперь Ибрагимова делает все что может: создала в здании Зынджирлы-медресе музей, где и разместила там материалы раскопок и несколько фрагментов древних шелков и аксамитов. По мере возможности законсервировала наиболее крупные и эффектные тканевые фрагменты. На лоскутковую «мелочь» ни сил, ни семейного бюджета матери троих детей уже не хватает – они просто хранятся открытыми на лабораторных полках, что совсем не добавляет им здоровья. Короче – гниют на лабораторных полках. А Алие уже третий год взывает и ждет, ждет и взывает.

Но это еще не все проблемы, постигшие Алие Ибрагимову – она регулярно получает угрозы, на нее пытались завести уголовное дело якобы за кражу компьютера (компьютер оказался ее собственный: с чеком и гарантией), а однажды она была избита «неизвестными». А в прошлом году несколько «джигитов» на джипе въехали на территорию экспедиции и попытались насильно усадить ее в машину. Когда не получилось – вырвали сумку с документами. Правда, не на ту нарвались. Эта наследница батыров Менгли Герая просто заперла ворота забора и сказала, что не откроет их, пока не вернут сумку. Сумку вернули.

Когда археолог обратилась в бахчисарайскую милиции после первого инцидента, то дело просто не стали возбудить – якобы «слишком легкие телесные повреждения». После истории с джипом она опять обратилась в милицию и даже назвала им номер машины нападавших. Сначала милиционеры спросили: «А причем здесь машина?», и лишь потом начали искать по номеру ее владельца. Второй год пошел – все ищут.

А ведь «гордая дикарка» Алие Ибрагимова – один из лучших специалистов страны по археологии Крымского ханства, да и, как признают и в Турции, по османской археологии в целом. Соискатель кандидатской степени (это будет первая татарка – кандидат исторических наук в Украине). А тут – «мешок на голову» - и в джип.

Почему-то – не до смеха: и попытка увоза женщины, и попытка хищения документов была предпринята на, вроде бы, охраняемой  территории музея Зынджирлы-медресе. И возникает вопрос: если из музея едва не уволокли его заведующую, то есть ли хоть какая-то, даже не гарантия, а перспектива сохранения коллекции? Что ее защитит? Милиция, которая второй год не может найти нападавших на археолога?

Ведь следует отдавать себе отчет: коллекция очень хрупкая и подвергается опасности со многих сторон. Причем угроза естественной порчи древней ткани под воздействием внешней среды – далеко не самая страшная. Ее могут уничтожить – те, кто считает раскопки в дюрбе не современным научным подвигом и реальным повышением престижа Крыма, а, по старинке, религиозным святотатством. Ее могут украсть – те, кто прекрасно понимает стоимость коллекции образцов китайских, персидских, турецких и итальянских тканей эпохи Высокого Возрождения. Ее могут просто выбросить – те, для кого сохранение памятников истории и культуры является головной болью, а не естественным состоянием души.

 

Украина за двадцать лет своего существования в совершенстве освоила искусство потери. Что она только не потеряла: ядерное оружие, нефтеносный черноморский шельф, несколько миллионов гастарбайтеров, высокообогащенный уран. Экономику, в конце концов…

И – как крохотный «мазок рукой мастера» в величественной картине потерь: Бог или Судьба сделали стране подарок. Небольшой, но весьма достойный: коллекцию старинных предметов. Предметов, «с которыми не стыдно показаться в обществе». Музейном сообществе хоть Европы, хоть Азии. Но и страна, и те люди, которые считают себя элитой этой страны, «солью земли украинской», равнодушно смотрят, как этот подарок рассыпается в пыль. Конечно, мне могут возразить: стоит ли возмущаться из-за кучи старых тряпок, по сути – мелочи? Стоит, ведь дьявол как раз и таится в мелочах.

Автор: Андрей Ганжа
Новости партнеров
Loading...
Join
загрузка...
VIPadvert
Ищите нас в соцсетях
Join
загрузка...
Новости партнеров
Loading...